"К 110-летию Русско-японской войны 1904–1905 гг.", С.А. Богданов

2014

Война между двумя крупнейшими азиатскими державами – Россией и Японией стала первым крупным международным конфликтом на Дальнем Востоке в ХХ столетии. Интерес изучения причин конфликта, военных поражениях российской армии и флота и последствиях войны до сих пор остаётся актуальной задачей исторических исследований. Небольшой комплекс документов периода Русско-японской войны хранится в государственном архиве Хабаровского края, который представлен приказами командующего войсками Приамурского военного округа, главного начальника тыла Маньчжурских армий 1904-1905 гг., наместника императора на Дальнем Востоке.

Боевые действия двух противостоящих армий на сопках Маньчжурии не могли не отразиться на экономической и политической жизни граничащего с театром военных действий Приамурья. В 1904-1905 гг. на территории Дальнего Востока России дислоцировались воинские части Приамурского военного округа, размещались продовольственные и вещевые склады, оружейные арсеналы. В г. Хабаровске во время Русско-японской войны находился штаб Приамурского военного округа, работали окружные артиллерийские мастерские. Николаевская крепость, прикрывавшая устье р. Амур, 28 февраля 1904 г. была переведена на военное положение. В феврале 1905 г. из-за отступления русских войск в Маньчжурии на военное положение была переведена Амурская область.

С марта 1904 по октябрь 1904 г. войсками Приамурского округа командовал генерал Николай Петрович Линевич. Н.П. Линевич в 1904 г. также исполнял обязанности Приамурского генерал-губернатора. В марте 1905 г. указом императора Н.П. Линевич назначен Главнокомандующим Маньчжурскими армиями.

За плечами Н.П. Линевича был опыт командования союзными войсками империалистических держав во время подавления Боксёрского восстания в Китае в 1900 г., завершившегося успешным штурмом столицы Китая – Пекина. Под управлением Николая Петровича находились войска восьми мировых держав, в том числе русские, американские, английские и германские. По иронии судьбы, в состав союзных войск (Печелийский отряд) входили военные подразделения будущего противника – Японской империи. В августе 1900 г. русские и японские войска штурмовали Пекин, а в 1904-1905 г. бывшие союзники воевали друг с другом в Русско-японской войне.

В ноябре 1904 г. командующим войсками округа указом императора был назначен Ростислав Александрович Хрещатицкий, руководивший частями Приамурского округа до конца войны.

Для максимально эффективного использования имеющихся сил и ресурсов Н.П. Линевич и Р.А. Хрещатицкий совмещали должности командующего округом, исполняющего обязанности Приамурского генерал-губернатора, наказного атамана Приамурских казачьих войск и начальника обороны Приморской области1.

В приказах командующего Приамурского округа, сохранившихся в фондах архива, содержатся сведения о солдатах и офицерах, награжденных за отличие в боях и за усердную службу во время войны с Японией2. Приказом временно командующими войсками Приамурского военного округа генерал-лейтенантом М.С. Андреевым от 10 апреля 1905 г. № 359 награждены офицеры: орденом Владимира 4 степени за отлично-усердную службу в войну с Японией начальник военно-топографического отдела штаба Приамурского округа полковник Степан Козловский и военный топограф Порфирий Булгаков; орденом Станислава 3 степени «за отличие в делах с японцами» начальник строевого отделения штаба Владивостокской крепости подполковник Александр Хануков; орденом святой Анны 3 степени за труды, понесенные при обстоятельствах военного времени заведующий командой Хабаровской окружной артиллерийской мастерской Александр Стратан и смотритель продовольственных магазинов капитан Михаил Новаковский; и другие офицеры3.

Приказом командующего войсками Приамурского округа Р.А. Хрещатицкого от 16 июля 1905 г. № 511 награждены: орденами святой Анны и Станислава за отлично-усердную службу во время военных действий военные следователи приамурского военно-окружного суда полковник Николай Евсеев и полковник Владимир Абрамов; и другие офицеры4.

В г. Хабаровске дислоцировались части Хабаровского пехотного полка. Штат полка, утвержденный генералом А.Н. Куропаткиным, насчитывал больше четырёх тысяч человек, из них: 63 офицера и 3799 солдат. Мобильность полка в случае выдвижения обеспечивали 132 лошади для запряженного обоза и 116 повозок, в том числе 32 патронных и 16 кухонь. На случай выступления в поход был утвержден и временный штат командующего войсками Приамурского округа. В него входили начальники штаба, управлений, чины для связи с управлениями штаба и органами власти, писари (в штаб входили 38 писарей)5.

В документах перечислены и армейские подразделения нового типа – воздухоплавательные батальоны, военно-телеграфные, пулеметные и минные роты. В их арсенале было современное вооружение и техническое оборудование. Минная рота оснащалась инструментами для подрывных работ (буры, сверла) и взрывчатыми веществами (порох, пироксилин, саперные шашки)6

Командованием армии предпринимались меры по повышению боеготовности и минимизации потерь среди солдат и офицеров. В апреле 1904 г. приказом командующего Маньчжурской армией А.Н. Куропаткина всем войсковым частям предписывалось перейти на обмундирование серого цвета. Для ускорения перехода даже предлагалось перекрашивать белые рубашки в серый цвет7. Это простое, но в тоже время нужное решение вводилось для улучшения маскировки войск. Белые рубашки русских солдат и офицеров, красиво выглядевшие на парадах и смотрах войск, в бою были прекрасной мишенью для противника, существенно увеличивая число убитых и раненых. Для снижения потерь войскам также предписывалось отрабатывать тактические приемы ведения боя (атака, перебежка на местности). 

Командующий Приамурским округом Н.П. Линевич большое внимание уделял тыловому, медицинскому и мобилизационному обеспечению российской армии. В приказаниях до мельчайших подробностей расписывался порядок обустройства, передвижения и снабжения войск. Продовольственным обеспечением занимались интенданты и продовольственные магазины. Войскам поставлялись мука, сухари, мясные консервы, свежие и сушеные овощи, солонина и соленая рыба8. Рацион питания дополняли бобовая мука, использовавшаяся для примеси в пшеничную муку, рисовая и чумизовая крупа. В зимнее время войскам поставлялось замороженное молоко. Для финансовых расчетов за полученные от магазинов продукты питания в каждом подразделении должны были вестись расчетные книжки. Особо отмечался порядок приготовления пищи. В одном из приказаний войскам Приамурского военного округа в феврале 1904 г. содержится указание о способе приготовления щей из сушеных овощей в котле на 100 человек. Для корма лошадей отпускали бобовые жмыхи, гаоляновое и чумизное зерно. В качестве продовольственного резерва войскам предписывалось содержать гурты (стада) скота9.

Ключевые объекты тылового снабжения российской армии (склады, продовольственные магазины, хлебопекарни) находились в маньчжурских городах Ляояне, Мукдене и Харбине. Так в приказе начальника тыла Маньчжурских армий, опубликован штат харбинских этапных хлебопекарен, состоящих из 122 печей. Штатная численность хлебопекарен составляла 366 хлебопеков, 366 подручных, 18 надзирателей, 60 запасных нижних чинов10

Тыловое снабжение позволяло поддерживать боеспособность воинских частей на приемлемом уровне.

Во время войны произошли изменения в системе военной медицины. В медицинские учреждения Приамурья доставляли на лечение раненых и больных военнослужащих. К лету 1905 г. только в г. Хабаровске действовало восемь сводных госпиталей (№ 1-8) и Хабаровский местный лазарет. В приказах командующего округом содержатся сведения об открытии и увеличении количества мест в действующих госпиталей. Приказом от 12 января 1905 г. № 22 в г. Хабаровске был открыт 5-й сводный госпиталь на 200 мест для нижних чинов (солдат). В состав медицинских учреждений вместе с постоянными (сводными) госпиталями входили мобильные медицинские части - полевые подвижные госпитали, военно-санитарные поезда и плавучие лазареты. В случае необходимости их можно было быстро перебросить на угрожаемое направление. Так в связи с оккупацией острова Сахалин японцами и возникшей угрозой Нижнему Приамурью 20 июля 1905 г. в с. Малмыж из Хабаровска был отправлен плавучий лазарет на 106 госпитальных мест11. В госпиталях помимо лечения занимались морально-религиозной поддержкой военнослужащих. В частности, приказом командующего округа от 18 февраля 1905 г. младший унтер-офицер Шайхулла Габдулхаков был назначен на должность муллы при хабаровском сводном госпитале № 1 «для удовлетворения религиозных нужд магометан»12

Важное значение придавалось и отправлению на родину увольняемых по болезни солдат. Для обеспечения солдат в пути продовольствием и теплой одеждой предписывалось «сформировать пять военно-эвакуационных поездов… каждый из 30 теплушек, классного вагона для коменданта поезда и медицинского персонала и вагона-кухни для довольствия в пути». В штат поезда входили комендант поезда, врач, фельдшер, 2 сестры милосердия, 4 кашевара, 11 нижних чинов для надзора за имуществом13. Действовавший до этого времени порядок отправления солдат по месту жительства обычным транспортом оказался неэффективным из-за того, что солдаты быстро проедали выделенные на питание деньги. 
Офицеры по сравнению с солдатами находились в более выгодном положении. Им полагались отдельные офицерские места, при недостатке мест в госпиталях они имели право «пользоваться врачебною помощью тех лечебных заведений, куда они будут назначены, на квартирах»14. Также им полагались суточные и квартирные деньги. Офицеры могли получить от-пуск (3-4-х месячный) с сохранением содержания для восстановления здоровья от полученного ранения или болезни в любых городах Российской империи.

Служившие, или находившиеся на лечении в Приамурском округе офицеры получали официальную информацию о ходе Русско-японской войны из газеты «Приамурские ведомости» - печатного органа Приамурского генерал-губернаторства. В архиве хранятся экстренные приложения к номерам газеты за 1904-1905 гг. В номере от 30 января 1904 г., вышедшим через несколько дней после начала войны, опубликованы Указ императора Николая II и телеграмма наместника на Дальнем Востоке Е.И. Алексеева о приведении в военное положение войск на Дальнем Востоке и начале мобилизации: «крепости Порт-Артур и Владивосток и местности… в пользовании Китайской Восточной железной дороги с 28 января объявляются на военном положении… объявлена мобилизация войск Наместничества, а также Приморской и Квантунской областей и острова Сахалин. Первый день мобилизации – 28 января»15. В экстренных приложениях содержатся сообщения Российского и иностранных телеграфных агентств («Рейтер») о боевых действиях российской и японской армии, телеграммы командующих Маньчжурской армией А.Н. Куропаткина и Приамурского военного округа Н.П. Линевича, адмиралов Н.И. Скрыдлова и К.П. Иессена.

Одна из трагических страниц Русско-японской войны – героическая оборона Порт-Артура. Гарнизон крепости и первая тихоокеанская эскадра отражали удары противника с первого дня войны до 20 декабря 1904 г. (2 января 1905 г.). Уже в апреле 1904 г. транспортное сообщение с Маньчжурией было прервано, и крепость оказалась в блокаде. В августе 1904 г. японские войска прорвали линию обороны русских войск на подступах к Порт-Артуру, и вплотную подошли к укреплениям крепости. В ходе осады крепости под постоянной артиллерийской бомбардировкой, защитники героически отразили несколько штурмов японцев, нанеся им существенные потери.

В государственном архиве Хабаровского края хранится Памятная книжка участника обороны Порт-Артура Поликарпа Никитовича Моньки. Свои записи П.Н. Монька, возможно оформил в японском лагере для военно-пленных в г. Осака, т.к. на первом листе документа имеется помета: «Осака». В архив дневник защитника Порт-Артура поступил на хранение в 1960-е годы вместе с документами из личного архива ученого секретаря Приамурского географического общества Андрея Александровича Степанова. Как дневник Моньки оказался у А.А. Степанова, архивистам выяснить не удалось. Благодаря бесценной значимости для истории Памятная книжка занесена в государственный реестр уникальных документов Хабаровского края. 

Поликарп Никитович подробно отразил ключевые события обороны Порт-Артура от начала войны до сентября 1904 г. Дневник начинается с морского сражения крейсера Варяг (в дневнике ошибочно упомянут как канонерская лодка) и канонерской лодки «Кореец» с японскими кораблями «26 января. Русские канонерские лодки «Варяг» и «Кореец» стояли в Корее в городе Чимульпо…», где были окружены вражеской эскадрой. Русским кораблям было предложено сдаться, но японский ультиматум был отвергнут. Крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец» вышли в море навстречу японской эскадре. «Японцы открыли по ним огонь… «Варяг» получил много пробоин и затонул… В это время иностранные нации удивлялись этому неравному бою…»16. А вот как очевидец событий характеризует внезапную атаку японского флота с 26 на 27 января на русскую эскадру в Порт-Артуре: «ночью вдруг город был потрясен громом орудийных выстрелов… японцы кинули подводные мины в сторожевые суда, раздались страшные взрывы, «Ретвизан» и «Цесаревич» (русские броненосцы) получили серьезные повреждения»17.

В дневник записано трагическое известие о гибели легендарного адмирала С.О. Макарова. Во время выхода русской эскадры в море 31 марта 1904 г. флагманский броненосец «Петропавловск» подорвался на подводной мине и затонул - «погибло 800 человек матросов, штаб офицеров 40 человек. И погиб сам адмирал Макаров…»18.

Из дневниковых записей Поликарпа Никитовича можно узнать о новых технических изобретениях, применявшихся на войне: прожекторы, электрическая проволока, инженерные сооружения19.

Поликарп Монька отмечал героизм защитников крепости, отражавших штурмовые атаки японцев, несмотря на интенсивную бомбардировку Порт-Артура крупнокалиберной японской артиллерией. Положение гарнизона осложнялось начавшейся нехваткой продовольствия. Солдатам даже приходилось есть конину и пристреленных лошадей20

Последняя дневниковая запись датирована 29 сентября 1904 г. - «В 6 утра снова бомбят Старый город. Бьют из 11-дюймовых орудий, в гавань и на Золотую гору. Разбили дорогу, один снаряд прилетел…»21. 20 декабря 1904 г. по приказу командующего войсками гарнизона Порт-Артура генерала Стесселя крепость капитулировала. К моменту капитуляции у защитников крепости заканчивались боеприпасы и продовольствие, ключевые пункты обороны были заняты противником, корабли первой тихоокеанской эскадры были потоплены артиллерийским огнем японской осадной артиллерии. Но несмотря на поражение русских войск в сражении за Порт-Артур, в исторической науке до сих пор идут споры, мог ли гарнизон продолжать дальнейшее сопротивление? все ли возможности обороны были исчерпаны?
 
Государственный архив Хабаровского края пополняется новыми ценными историческими документами и в наше время. В 2012 г. Дальневосточным управлением Министерства культуры России в архив была передана карта с японскими иероглифами и схемой боевых действий по наступлению на город Люй-Шунь (Порт-Артур) в 1905 г. В документе три фрагмента оперативных карт с пояснительной запиской (легендой): «Карта наступления на город Люй-Шунь в период Японско-Русской войны» покрывает часть территории Ляодунского полуострова с городом Люй-Шунь (Порт-Артур) с прилегающей местностью и частью акватории бухт и заливов Желтого моря. На карте изображены поэтапные действия японских войск и оборона русских войск на суше и на море (1904-1905 гг.). Вторая карта – «Основной замысел командования 3-й армии по продвижению для захвата города Люй-Шунь». На документе изображены по-этапные действия японских войск и вероятные ответные действия русских войск (1904-1905 гг.). Третья карта – «Боевые действия 2-й армии при ударе на Люй-Шунь во время Японско-Цинской войны» (1894 г.). На всех трех картах изображены рельеф местности, населенные пункты и дороги.

Изучение одной из героических, и в то же время трагических, страниц истории нашей родины продолжается. В периоде русско-японского противостояния начала ХХ века до сих пор остаются «белые пятна». Пополнение фондов государственного архива Хабаровского края документальными свидетельствами Русско-японской войны 1904-1905 гг. поможет раскрыть «белые пятна» первой войны России в ХХ веке. 

Примечания:

1. ГАХК. Приказы наместника его императорского величества. 1904. - № 278.
2. ГАХК. Приказы войскам Приамурского военного округа. 1905. – С. 27.
3. Там же. С. 258-259.
4. Там же. С. 234-235.
5. Там же. С. 91-92об.
6. ГАХК. Приказы главнокомандующего всеми сухопутными и вооруженными силами, действующими против Японии. 1904. – С. 42 – 43. 
7. ГАХК. Приказы войскам Маньчжурской армии. 1904. – С. 67.
8. ГАХК. Приказы войскам Приамурского военного округа. 1905. – С. 94.
9. ГАХК. Приказы главного начальника тыла Маньчжурских армий. 1905. – С. 482-482об.
10. ГАХК. Приказы войскам Маньчжурской армии. 1904. – С. 72об. - С. 73.
11. ГАХК. Приказы войскам Приамурского военного округа. 1905. – С. 254об.-255.
12. Там же. С.112.
13. ГАХК. Приказы главного начальника тыла Маньчжурских армий. 1905. – С. 464.
14. Там же. С. 40-41.
15. ГАХК. Приамурские ведомости. 1905. С. 68.
16. ГАХК. Ф. Р-1736. Оп. 1. Д. 1076. Л. 1.
17. Там же. Л. 1.
18. Там же. Л. 1.
19. Там же. Л. 1.
20. Там же. Л. 1.
21. Там же. Л. 1.


Статьи